Произведение художественной литературы

Эротическая коза: к истории стихотворения В. Я. Брюсова

Эротическая коза: к истории стихотворения В. Я. Брюсова. В 1902 г., путешествуя по Венеции, имел неосторожность написать стихотворение «In hac lacrimarum valle» (с лат. – в долине слёз), в котором лирический герой делает следующее заявление:

Повлекут меня с собой

К играм рыжие силены;

Мы натешимся с козой,

Где лужайку сжали стены...

Последние строки вызвали самое живое злоучастие литераторов и дали повод к ряду пародий. в сонете «В море любви» подбодрил автора такими словами:

Пусть демоны измаялись в холере,

Твоя коза с тобою, мой Валерий.

В другом шутливом стихотворении Анненского – «Из Бальмонта» – есть пассаж на ту же тему:

Туда, меж колоколен,

Где был Валерий болен,

Но так козой доволен

Над розовым затоном,

Что впился скорпионом

В неё он здесь и там.

Литературный критик создал на «In hac lacrimarum valle»  пародию, герой которой забирается на иглу , прихватив с собой для «блаженства» мандрила. Эпиграфом к стихотворению послужили всё те же строки Брюсова о козе.

Слаще был бы страстный грех

Только с нильским крокодилом!..

О, блаженный миг утех

С поэтическим мандриллом!

в пародии «Поэт и поэтесса» писал:

Чтобы козы, словно розы,

Зацвели цветами зла,

Чтобы в гроздьях туберозы

У развесистой мимозы

Лишь меня ласкали козы,

 – Лишь меня, а не козла!

Примечателен и «ответ» лирической героини стихотворения:

Милый друг!

Если б вдруг

Оказалось,

Что коза от тебя отказалась, –

Ласки брачные мне подари!...

с ироническим академизмом резюмировал в своей работе о В. Я. Брюсове: «На "козе" развитие эротической темы обрывается. Дальше идти было некуда» ( С. 96).

По брюсовской козе не прошёлся только ленивый. в автобиографической книге «Поезд на Третьем пути» (1954), ностальгируя об ушедшей эпохе , вопрошал: «Кто будет прогуливать козу в лесную поросль для сладкого греха?»

несколько раз поминал парнокопытное к слову о Брюсове, декларирующем «нежно и грустно, как тешится лаской с козою он...» ( С. 165). А , рисуя собирательный образ петербургского эстета, связывал влечение к козе с «чувством прекрасного» в человеке ( С. 286).

Тему козы  не обошли вниманием и в противоположном литературном лагере. в письме (от 23 марта 1908) заявил, что Брюсов «со своим завитушечным стихом, со своей Козой» является «истинным героем мещанства» и «аппаратом для писания стихов» ( С. 112).

В 1917 г. «Журнал журналов и энциклопедическое обозрение» поместил следующую эпиграмму на , очевидно перепутав его с Брюсовым:

Он долго тешился с козой,

Он славил банщиков упрямо,

Хоть мы молили со слезой:

– Кузмин, неловко ведь! Здесь – дамы...

на конференции Московской ассоциации пролетарских писателей (8 февраля 1930) с трибуны процитировал стихотворение «In hac lacrimarum valle», назвав автора «декадентским студентом, а в общем – дрянью» (Речь В. Маяковского на конференции МАППа // На литературном посту. 1930. № 11).

  • Эрос в литературе
  • Поэты-символисты