Живописцы

Жилинский Дмитрий Дмитриевич

Жили́нский Дми́трий Дми́триевич (25.5.1927, село Волковка, Сочинский район, Черноморский округ, Северо-Кавказский край, ныне в черте г. Сочи – 29.7.2015, Москва), российский живописец, график и педагог, член Московского союза художников (1954), заслуженный деятель искусств РСФСР (1983), (1987), (1988), действительный член (1993).

По отцовской линии потомок польского дворянского рода Войшин-Мурдас-Жилинских. Родился и вырос в коммуне просветительницы и автора книг по педагогике М. А. Быковой. Бабушка по отцовской линии Н. В. Жилинская (урождённая Немчинова) – сводная младшая сестра живописца . В 1929 г. участники коммуны были , дед, Константин Николаевич, и отец, Дмитрий Константинович, арестованы, дед расстрелян. В октябре 1937 г. повторно арестован отец, расстрелян 9 июня 1938 г. В 1930–1944 гг. Д. Д. Жилинский жил в станице Апшеронская (ныне г. ), в годы пережил немецкую оккупацию; его старший брат Василий призван в действующую армию в 1943 г., умер от ран в госпитале в Молдавской ССР в 1944 г. ().

Студенческие годы

В 1944 г. Д. Д. Жилинский приехал в Москву и по совету художницы , двоюродной сестры бабушки, и её мужа скульптора поступил в Московский институт прикладного и декоративного искусства на факультет стекла. Желая заниматься живописью, в 1946 г. перевёлся в (МГХИ), где его учителями были Н. М. Чернышёв, , В. Д. Яковлев, А. М. Грицай и . «В институте С. А. Чуйков, прекрасный живописец, первым делом поддержал моё стремление к законченности; Н. М. Чернышёв привил любовь к древнерусскому искусству; П. Д. Корин передал мне свою страстную любовь к искусству и творчеству ; А. М. Грицай, не жалея своего времени, приучал к ежедневному труду и честности. Все учили мастерству, а также умению понимать и ценить великое в искусстве» ( С. 11). Под влиянием Н. М. Чернышёва увлёкся и в 1948 г. во время летних каникул создал в здании своей школы в Апшеронске фреску «Каменный век» (также встречаются названия «Палеолит», «Первобытные люди»; не сохранилась). В 1951 г. защитил диплом в МГХИ и остался преподавать в мастерской А. М. Грицая.

В «Красном доме в Новогирееве»

В студенческие годы жил в Москве сначала в квартире рядом с площадью Красные Ворота у И. С. Ефимова и Н. Я. Симонович-Ефимовой, затем до 1973 г. в жилом доме с мастерскими художников «Красный дом в Новогирееве», построенном в 1939 г. по проекту художников , И. С. Ефимова и Л. А. Кардашова. Дмитрий Жилинский. Утро. 1954Дмитрий Жилинский. Утро. 1954. Государственная Третьяковская галерея.Именно от жившего там Фаворского Жилинский усвоил представления о композиции, пространстве и пластике. В 1951 г. женился на Нине Ивановне Кочетковой (1926–1995; впоследствии Жилинской) – студентке скульптурного факультета МГХИ. В 1954 г. написал картину «Утро», на которой изобразил жену с новорождённым сыном. В композиционно-пространственном построении этой работы А. Л. Дьяконицына отметила влияние идей Фаворского, в частности используемого им принципа дорического стиля ( С. 12), «когда колонны отмечают передний план и пропускают взгляд до определённой глубины, а затем возвращают назад» ( С. 13). В картине «Утро» роль колонн выполняют расположенные по краям картины занавески. В «Красном доме в Новогирееве» рядом с Жилинскими жили также скульптор Д. М. Шаховской, женившийся на М. В. Фаворской, живописцы А. Ф. Суханов и Л. А. Бажбеук-Меликян, дочь грузинского живописца , с 1961 г. – график И. В. Голицын. В 1954–1962 гг. художник создал монументальные полноростовые портреты Ефимова (1954, Музей республики Калмыкия, Элиста), Жилинской (1958, , Москва), скульптора А. Е. Зелинского с дочерью (1958, Самарский областной художественный музей), Фаворского (1962, Волгоградский музей изобразительных искусств имени И. И. Машкова). Жители «Красного дома в Новогирееве» также стали героями позднейших сюжетных картин Жилинского.

Работы

В 1957 г. написал картину «В метро» (Тамбовская областная картинная галерея), за которую был награждён поездкой в Сирию и Ливан. В 1959–1960 гг. – картину «В память павшим» (Волгоградский музей изобразительных искусств имени И. И. Машкова). У обеих работ композиция, а моделями выступили друзья художника.

В качестве руководителя студенческой летней практики работал в подмосковной военной части противовоздушной обороны и делал зарисовки, на основе которых в 1959 г. написал картину «Купающиеся солдаты (Строители моста)» (Третьяковская галерея). В композиционном и образном решении картины заметно влияние искусства , а также проявляются черты, сближающие работу с : фризообразная композиция, обобщённость в трактовке складок одежд и лиц. Сам Жилинский указывал на то, что образцом для него стали изображения обнажённых А. А. Иванова ( С. 215).

В 1961 г. вместе с художниками А. И. Априлем и И. В. Голицыным совершил поездку на , результатом которой стал первый вариант «На новых землях» (местонахождение неизвестно) и картина «Трактористы целинного совхоза «Ново-Александровский» (1961, Музейный комплекс имени И. Я. Словцова, Тюмень).

В 1961 г. впервые побывал в Италии. После этой поездки стиль Жилинского изменился: его манера стала графичнее, цвета контрастными и . В написанной в 1964 г. работе «Групповой портрет студентов-скульпторов» (Саратовский государственный музей имени А. Н. Радищева) художник использовал . Герои картины кажутся отстранёнными и задумчивыми. В отличие от персонажей более ранних портретов Ефимова и Фаворского, они не смотрят на зрителя и выглядят не создателями искусства, а частью его истории. Это подчёркивает композиция, построенная на ритмической перекличке между фигурами студентов и обнажённой девушки-модели, напоминающей античную скульптуру, а также гипсовыми на полке в верхней части картины, которые образуют подобие фриза. Композиционные, пластические и образные находки, сделанные Жилинским в этой работе, определили язык его более поздних произведений.

Параллельно художник работал над картиной «Семья у моря» (1964, Третьяковская галерея), в которой вслед за мастерами прошлого обратился к технике по . Поначалу Жилинский использовал готовую промышленную темперу, позднее стал добавлять в неё желтковую эмульсию, благодаря чему цвет красок стал активнее и ярче, а живописная поверхность прочнее. Дмитрий Жилинский. Семья у моря. 1964Дмитрий Жилинский. Семья у моря. 1964. Государственная Третьяковская галерея.В технике темперной живописи по левкасу он написал картину «Гимнасты СССР» (1964–1965, , Санкт-Петербург). Эти две работы являются переломными в творчестве художника, в них сложились стиль и образный строй, которые с незначительными изменениями сохранились в большинстве последующих работ Жилинского. Помимо техники, изменился пластический язык: пространство стало плоским, ключевую роль обрели ритм, силуэт и линия, цвет превратился в локальный и контрастный. По словам Жилинского, ему хотелось «показать не данный момент, а сущность изображаемого, его цвет, существующий независимо от состояния и освещения» ( С. 73). Дьяконицына сравнила цвет у Жилинского с «покрывным качеством красок в » и отметила, что художник стремится передать «не краткий момент времени, <…> но вечное течение жизни, в котором рифмуются прошлое и настоящее, а события дня сегодняшнего сопрягаются с кругом "вечных" тем, имманентных истории человечества» ( С. 18, 20). За картину «Гимнасты СССР» Жилинский был награждён серебряной медалью Академии художеств СССР. В 1966 г. работа экспонировались в советском павильоне 33-й .

В 1967 г. Жилинский вернулся к теме освоения целины и создал второй вариант триптиха «На новых землях» (Третьяковская галерея), переработав сюжет. Так, в левой части триптиха в образе рабочих-целинников художник изобразил в том числе своих знакомых и родных: дядю Сергея и двоюродного брата Александра, художников Ч. Амангельдыева и И. В. Сорокина. Скульптурные на широкой белой раме, выполненные Н. И. Жилинской, –  это её с книгой, а также портреты Фаворского, Жилинского и парной группы – матери художника и его сына Василия. Фигурки голубей между портретными скульптурами, по мнению Дьяконицыной, символизируют счастливый семейный союз, а изображения насекомых и растений – полноту и радость жизни ( С. 27). Благодаря скульптурным рельефам рама напоминает средневековый ( С. 219). Центральная часть триптиха – «Праздник» – имеет обратную перспективу, в то время как в изображениях на боковых створках художник, подобно мастерам , построил перспективу с несколькими точками схода. На примере этой работы критик А. А. Каменский писал о нарастании символических мотивов, поэтических обобщений и «разнородных форм реалистической условности» как о характерной черте искусства 1960-х гг., в котором наряду с тремя привычными измерениями времени, места и действия появляется «четвёртое измерение поэтической метафоричности» ( С. 13). «…Каждый из персонажей тут существует в совершенной отдельности, вне какой бы то ни было психологической или фабульной связи с его соседями. Художник расставил их как фигуры на шахматной доске, у каждого своё значение, своя особая, заранее предначертанная роль. <…> Стало быть, свою "точку схода", свою завершённую целостность образы этих композиций получают как бы за пределами самих картин – в ассоциативно-мыслительной работе зрительского воображения <…> Это мечта наяву, и чем больше в ней внешней натуральности, тем больше и романтической иллюзии, поэтического видения прекрасного, счастливого мира» ( С. 14). Во многих картинах Жилинский помещает своих друзей и близких в этот идеальный преображённый мир. Так написаны два варианта портрета семьи Чернышёвых (1969, Русский музей; 1970, Третьяковская галерея), картина «Под старой яблоней» (1969, Русский музей), посвящённая образу матери и трагической истории семьи художника (погибшим отцу и брату), и «Воскресный день» (1973, Третьяковская галерея). Герои последней – дети из семей Жилинских, Шаховских, Ефимовых, Кардашовых и Голицыных – изображены среди зверей и птиц в парке, напоминающем сады с картин эпохи Возрождения, а детальная передача растительности отсылает к живописной традиции и .

В начале 1970-х гг. художник продолжил эксперименты с техникой темперной живописи: в качестве основы для картин «Художник и модель» (1971) и «Альтист» (1972, обе – Третьяковская галерея) он впервые использовал дерево. Для картины «Два художника» (1971, Псковский государственный объединённый историко-архитектурный и художественный музей-заповедник) он самостоятельно приготовил краски, растерев , привезённые с Русского Севера ( С. 47). В этой картине присутствует ещё один характерный композиционный приём, заимствованный Жилинским у художников арс нова, – наличие второго пространства, дополнительной мизансцены с иным масштабом фигур и ритмическим построением. Как и в североевропейском искусстве 15 в., у Жилинского эти мизансцены обычно располагаются в проёмах окон: «Художник и модель», «Зима на юге» (1974, Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера», Архангельск), «Нина» (1980–1989, частное собрание).

Особую группу среди работ 1970–1980-х гг. образуют портреты, на которых модели уподоблены героям картин эпохи Возрождения, что выражается в их позах и жестах: портрет Татьяны Павловой (1974, частное собрание), «Баба Аня с узлом» (1975, частное собрание), «Художник Лавиния Бажбеук-Меликян» (1974, Международная конфедерация союзов художников, Москва), «Молодая семья» (1980, Третьяковская галерея). Часто модель изображена на фоне произведения искусства или с – альбомом по искусству в руках. Таковы женские портреты – Л. И. Семёновой (1975, частное собрание, Москва), Т. Лисицкой (1976, частное собрание, Москва), «Разговор о Дюрере и Кранахе» (1978, Дом-музей Альбрехта Дюрера, Нюрнберг). Коллекционеры представлены рядом с работами из своего собрания: «Портрет дипломата В. С. Семёнова с женой и дочерью» (1978, Третьяковская галерея), «Двусторонний портрет. Ирен и Петер Людвиг» (1981, , Будапешт). Таким образом, модель оказывается сопричастной миру искусства, проникающему в повседневность и преображающему её.

Важное место в творчестве Жилинского занимает тема музыки. Она воплощается то в виде подвешенного к потолку трубящего ангела из бумаги: «Окно» (1973, частное собрание), «Одна» (1983, частное собрание), «Вечная память художнику» (1997, Институт русского реалистического искусства, Москва), «Сладкий сон» (2006, частное собрание), «Вечерняя сказка» (2004, частное собрание), то в портретах музыкантов, поглощённых игрой на инструменте: «Альтист» (1972, Третьяковская галерея), два варианта картины «Играет Святослав Рихтер» (1984, Третьяковская галерея; 1985, Русский музей). В портретах, по словам художника, задача состояла не столько в создании портретного сходства, сколько в том, чтобы «передать зрительно звучание музыки в пространстве» (Золотов. 2012. С. 12). В 2004–2005 гг. Жилинский написал 10 портретов композиторов 20 в. для Московского международного Дома музыки: ,, , ,, , , , , . А. А. Золотов называет их портретами-картинами, лица композиторов сравнивает с иконными ликами: «Жилинский видит звука лик, через музыку постигает он личность творца. Являя нам его портрет-лик, он вносит в образ мотивы, детали, черты, что читаются как знак-документ, но воспринимаются и истолковываются символистски. <…> Это и реальные люди, и символы – символы сотворения искусства» С. 14).

В 1980-х гг. Жилинский обратился к исторической теме. Триптих «1937 год» (1987, Третьяковская галерея) посвящён жертвам ; здесь показан момент ареста отца художника. В изображённых узнаются родители Жилинского, его бабушка, брат и он сам. В верхней панели рамы размещена надпись «Посвящаю без вины погибшим в годы репрессий и беззакония», в нижнюю панель вмонтирована справка о посмертной Д. К. Жилинского. Однако в целом решение картины далеко от документального: в позах героев и в деталях (ковёр, полотенце, накинутое на голову покрывало) прочитываются цитаты из искусства Возрождения, обратная перспектива и отрешённость персонажей напоминают о традиции иконописи. Семейная трагедия в картине Жилинского превращается в миф, подобный сценам из Священной истории. Семейная и христианская линии объединены в полотне «С нами Бог (Dios con nosotros)», существующем в двух версиях (1991, Русский музей; 1997, Людвиг-форум, Ахен). Здесь использован приём «картины в картине»: уменьшенная копия центральной части триптиха «1937 год» изображена у подножия , фигура пожилой матери помещена на фоне сцен . В ахенской версии рядом с матерью – автопортрет Жилинского с женой Ниной.

В 1993–1995 гг. совместно с Н. И. Жилинской совершил несколько длительных поездок в Копенгаген. Работал над циклом парадных портретов.

В 1998 г., через год после смерти Н. И. Жилинской, женился на Венере Николаевне Арутюнян (род. 1958; впоследствии Жилинской). Среди работ 2000-х гг. большую часть составляют портреты второй жены художника и их общего сына Николая: «Венера с Колей» (2000), «Доброе утро» (2001), «Моя семья» (2002). Также писал пейзажи Армении и Сочи («Камни Армении», 2005; «Горы у Сочи», 2006; «Небо над Сочи», 2007). В последние годы жизни много работал в жанре натюрморта («Тигровые лилии», 2008; «Натюрморт к Рождеству», 2011; все работы – в частных собраниях).

Дмитрий Жилинский. Купающиеся солдаты. 1959Дмитрий Жилинский. Купающиеся солдаты. 1959. Государственная Третьяковская галерея.

Выставки

Работы Жилинского регулярно выставлялись за рубежом: на Венецианской биеннале (1966, 1982), выставках «Русское искусство от скифов до наших дней» (Гран-пале, Париж, 1967–1968), «Экспо-67» (Монреаль, 1967–1968), международной выставке Всемирного фестиваля молодёжи (София, 1968), выставке изобразительного искусства в советском павильоне во время в Мехико (1968), Биеннале стран Балтийского моря (Росток, ГДР, 1969). В 1972 г. выставка работ пяти московских художников – Жилинского, , Е. И. Зверькова, и – была показана в итальянских городах: Риме, Милане, Турине и Болонье. Художественным свидетельством этого тура стал групповой портрет художников «В кафе Греко» (1974, Третьяковская галерея), написанный Ивановым.

Начиная с 1970-х гг. регулярно устраивались персональные выставки художника в СССР и Европе, в том числе в 2007 и 2017 гг. – в Третьяковской галерее, в 2012–2013 гг. – в Русском музее.

Преподавательская деятельность

Благодаря активной преподавательской деятельности Жилинский оказал влияние на поколение художников 1970-х гг.: в 1951–1973 гг. вёл курс рисунка в мастерской А. М. Грицая в МГХИ (с 1968 профессор). В 1974–1981 гг. заведовал кафедрой рисунка, живописи и композиции в Московском полиграфическом институте. Среди его учеников – , , И. А. Старженецкая, К. В. Нечитайло, В. В. Рожнев.

Награды и премии

Государственная премия РСФСР имени И. Е. Репина (1985), Государственная премия РФ в области литературы и искусства (1999). Серебряная медаль Академии художеств СССР (1966), (1994), золотая медаль Российской академии художеств (2002), 4-й степени (2012).

  • Живописцы России
  • Народные художники РСФСР
  • Живописцы России 20 в.
  • Советское искусство
  • Действительные члены Академии художеств СССР